сервер не найден (karandash) wrote in vpechatlenja,
сервер не найден
karandash
vpechatlenja

впечатленья лошманова: живые и мёртвые

Вчера я побывал на выставке «Арт-Москва». Она произвела на меня большое, но изгладимое впечатление. Эта выставка происходит каждый год, на ней представляют и продают произведения разнообразного современного искусства.

Круг представляемых работ обуславливается изменчивыми запросами покупателей. В этом году шестью главными темами стали такие: обезьяны, Владимир Владимирович Путин, мультипликационные герои (сношающиеся и нет), дорогие автомобили, занятия фитнесом, цветные разводы. Кроме того, часто попадались копии и репродукции: так, в одном месте торговали пронумерованными «Чёрными квадратами» по девятьсот девяносто девять рублей за штуку.
Вновь порадовал зрителей своей работоспособностью художник Батынков; три галереи представили три его традиционно чёрно-белые серии по полтора десятка работ в каждой: леса, свадьбы у памятников, случаи с роботами и снеговиками. Мне особенно запомнился робот, кладущий свою квадратную голову в духовой шкаф.

Среди сложных интеллектуальных упражнений с цветными пятнами, геометрическими фигурами, матерными словами и предметами массового производства попадались небольшие трогательные вещи. Так, на двух стенах висели небольшие портреты самых обыкновенных сложенных недорогих зонтов: они талантливо изображали зонты и ничего кроме изображения зонтов не подразумевали, так что в этом уголке я смог даже отдохнуть от расшифровки бессмысленных смыслов. Две картины под одним названием «Аптека» показывали женщину, приобретающую у автомата прохладительный напиток в окружении обыкновенных городских предметов. Одна из галерей продавала лайтбоксы — светящиеся изнутри миниатюрные комнаты с тщательно выполненной обстановкой: кабинет с книгами, зелёной лампой и оленьей головой на стене; ванная с ванной, раковиной и жёлтыми шлёпанцами; столовая с накрытым праздничным столом; зал зоологического музея. Отсутствие в этих комнатах человекоподобных кукол, а также то, что они были плотно закрыты стеклом, говорило о том, что это не игрушки, а произведения искусства.

Я запомнил также отдельную комнату под названием «Живые и мёртвые», которую сделал Пётр Швецов. В ней висели на стенах масляные изображения зверей и птиц, в углу помещался распятый макет лисицы, а в стеклянной коробке с одной из неживых картин сидели на листьях салата и сверчали живые сверчки. В центре композиции находился кафельный фонтан: из крана, сделанного из головы утки, лилась вода; над нею на двух экранах показывали один и тот же коридор, только справа он был пуст и неподвижен, а слева камера запечатлевала бег по нему мальчика и девочки, держащихся за руки. Эта наглядное объяснение живого и мёртвого показалось мне очень интересным: жизнь на левом экране показывалась не только движением детей, но и дрожанием камеры — оно говорило, то за движением наблюдает живой человек.

На третьем этаже пороли статного бородатого мужчину, облачённого в белые одежды. Он лежал на полу, и каждый желающий зритель мог отстегать его кнутом, вымоченным в красной краске, после чего получал соответствующую справку. Кажется, художник страдал за искусство; вскоре он стал довольно красно-белым. Зрелище пользовалось большим успехом у людей, вооружённых фото- и видеокамерами. Этажом ниже можно было увидеть другие художественные действия: галерея WAM представляла каталог русского акционизма девяностых годов. Посетители могли сесть за компьютер и внимательно изучить тщательно задокументированные акции таких артистов, как Владислав Мамышев-Монро, Александр Бренер, Анатолий Осмоловский и группа «Коллективные действия». Целью многих из акций было быть тщательно задокументированными.

Возвращаясь домой, я наблюдал за пассажирами вечернего трамвая и размышлял о том, почему современные художники не изображают пассажиров вечернего трамвая — такими, какими они сами чувствуют себя, совершая поездку, возвращаясь домой, направляясь в гости, молчаливые и разговорчивые, красивые и некрасивые, усталые и довольные, усталые и недовольные. «Наверное потому, — подумал я, — что тот, кто ездит в трамвае, не покупает произведения современного искусства».

Документация художественной акции: фотографы и операторы запечатлевают страдания художника.
86.26 КБ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments